Так, где же пляж?


Автор: Михаил Кравчик.

Отзыв самого старшего туриста (среди клиентов GoodLife и на данный момент) о первом в своей жизни пешеходном походе.

Мои мягкие, но неоднократные высказывания о сомнительной пользе и целесообразности пеших туристических походов, спровоцировали сына на мягкое, но настойчивое предложение опробовать все походные прелести собственными ногами и глазами. Выбор пал на укороченный по расстоянию и удлинённый по времени крымский маршрут: «бухта Ласпи – город Балаклава». Изюминкой, преодолевшей мои колебания, оказалось обещание отдыха в конце похода на настоящем крымском пляже «Инжир». Не без труда собранный, молодёжный коллектив радушно принял в свои ряды 62-летнего дедушку без какого-либо опыта в пешеходных походах. Так уж получилось, что за прожитые годы много попутешествовал с использованием самых разнообразных видов транспорта, но пешком ходил только по населённым пунктам.

Рано утром 26.06.2010г. основная группа — Андрей, Павел, Оксана и МихВик (это Я) встретились на стоянке маршруток в Симферополе. Летний ажиотаж с транспортом уже начался, и мы вынуждены были выехать по дальнему маршруту, через Ялту. Я последний раз был в Крыму лет тридцать назад, поэтому с удовольствием совершил трёхчасовую поездку по горным и лесным дорогам ЮБК с его достопримечательностями. Да и подремал немного, компенсируя бессонную ночь на боковой полке в поезде. В районе 10-ти часов прибыли на смотровую площадку бухты Ласпи, где отряд пополнила Любаша, Андрей переукомплектовал наши рюкзаки, а с площадки были зафиксированы первые пейзажи моря с высоты.

Со смотровой площадки над бухтой Ласпи

Не успел я взойти на площадку, как у меня на руке уже сидел здоровенный живой горный орёл, очень похожий на ободранное музейное чучело, а его хищный хозяин пытался запечатлеть для потомков ужас на моём лице. Спас меня только категорический отказ от оплаты этого суицида. А дальше пошла серьёзная работа по подъёму рюкзака и собственного тела живописнейшими горными тропами на вершины гор и скал, названия которых я так и не запомнил.

горные тропына вершине г. Куш-Кая

Видимо я был психологически готов к большим трудностям, поэтому особого переутомления не ощутил, мало того, успел полюбоваться окружающим пейзажем, великолепными бабочками, разновидностями лишайника, даже оказал моральную поддержку Любаше, от физической она категорически отказалась. Обед на фешенебельной горе с невоспринимаемым фотоаппаратом видом на сотни километров вокруг, потряс своей простотой и калорийностью. Орехи, изюм, курага, шоколад и твёрдый сыр, в малом только с виду количестве, отбили аппетит до самого ужина. А ужин в глухом грабово-буково-дубовом лесу у родника с живой водой, с костром, песнями, былями и небылицами остался в памяти как символ всего похода.

на вершине г. Куш-Каябабочкиужин в лесу

Выспаться, однако, опять не удалось. Комфортабельные, для молодёжи, спальные места долго не давали заснуть моим немолодым косточкам, а часа в три ночи прямо над палаткой загремел изумительными трелями симфонический оркестр в исполнении местного соловья. Молодёжь спала как убитая, а я прокрутился в своём спальнике до самого подъёма в 7.00.

Утро 27.06.2010г. началось обычным гигиеническим ритуалом, лёгкой зарядкой, лёгким завтраком из запаренной овсянки и чая из свежих местных трав и сбором вещей в режиме срочной эвакуации. В 9.00 вся команда снова устремилась вверх. Андрей сказал, что по «детской» тропе идти долго и неинтересно, поэтому мы пошли по «взрослой». Когда тропа из леса вывела на скалы, я засомневался, что этот след горного козла вообще называется тропой. В некоторых местах это была просто каменная осыпь и как не осыпались там мои косточки, для меня осталось загадкой.

взрослая тропавзрослая тропа

Однако, само преодоление и сопутствующие эмоции качнули достаточную дозу адреналина, что помогло благополучно добраться до обеденного привала, аналогичного предыдущему. Вот после обеда всё и началось. Я в полной мере ощутил справедливость старой туристической поговорки: «Спуск тяжелее, чем подъём». Постоянно осыпающаяся тропа требовала шипастой или хотя бы хорошо рифленой обуви. Почему Андрей, в начале похода, назвал мои кроссовки «коньками» я понял только сейчас. Рюкзак постоянно тянул назад и предательски предлагал прокатиться на пятой точке. Атрофированные долгим сидением за компьютером голени и бёдра во всю свою немощь пытались сопротивляться общему устремлению вперёд. Спасал только вовремя подобранный прочный и длинный посох, на который можно было опереться и перевести дух. Полутора часовой спуск, до первого привала у родника, показался мне кромешным адом. Такой мокрой от пота одежды на мне не было со времён каторжной работы в рыбцехе судна, проходящего тропики. После непродолжительного отдыха продолжили движение с потяжелевшими от запасенной воды рюкзаками. Но, когда Андрей с широкой накатанной дороги снова повернул на круто уходящую вниз тропинку, а я обнаружил, что забыл у родника свой посох, сама собой вырвалась сакраментальная фраза: «Всё, я пошел домой». Конечно, я быстро вернулся со спасительным посохом, но растерянность и недоумение, в котором я застал своих товарищей, дали мне понять, что подобные шутки в подобных ситуациях не воспринимаются. Ещё полчаса измывательств над собственным телом и мы вышли на густонаселённый берег «Командирский пляж Инжира». Палатки сотоварищей по дикому отдыху стояли настолько густо, что после получасового поиска свободного места удалось поставить только две из трёх палаток прямо на тропе с благодушного разрешения двух улыбчивых парней, загорающих в 20см от нашего лагеря. И тут я только понял, что место, где мы стоим, вовсе не пляж и даже не берег. Это было горное плато на высоте 15-20м над береговой крупногалечной кромкой, к которой вёл ненавистный спуск в виде крупнокаменной осыпи, иногда напоминающей разнокалиберные ступени. Честно говоря, это открытие я воспринял как личное оскорбление, но невероятная усталость и память о реакции на мои слова у родника заставили меня промолчать. Под вечер нашел-таки силы спуститься на берег. Сорокаметровая в длину полоска шириной метров 6-8 покрыта крупной галькой, по которой ходить без обуви, сидеть или лежать без туристического коврика в одинаковой степени неудобно.

Даже эта полоска оказалась наполовину занята палатками. Остальное пространство берега и воды покрыто разновеликими каменными глыбами, по которым можно только лазить. В общем, не особенно известный восточный фрукт – инжир, хоть как-то, соответствует названию этой местности, но почему она называется «пляж» я так и не выяснил. В тот день даже покупаться всласть не удалось – температура воды была 13 градусов.

Командирский пляж, урочище Аязьмакомандирский пляж

Пока мы устраивались и пытались купаться, неутомимый Андрей сходил в Балаклаву, привёл в лагерь Анечку, принёс кое-каких продуктов и бутылку хорошего инкерманского вина. Так что приятный ужин с интересным разговором скрасил дневные тяготы, а в последствии потребовал принять горизонтальное положение и побыстрей забыться.

М.Фиолент на закатем. Фиолент на закате

Ан не тут-то было, перенаселённость плато вскоре дала о себе знать. Те самые, улыбчивые парни сначала собрали орущую и очень пьющую компанию, а потом водили стада нетрезвых собратьев-туристов на берег и назад по тропинке через наш лагерь, и даже пытались залезть ко мне в палатку. Пришлось реагировать физически и словесно. Подействовало ровно на минуту. В общем, очередная ночь снова оказалась бессонной. На следующее утро последовали претензии, признания и извинения, причём молодёжный состав нашей команды не поддержал моих возмущений, заявив, что спали нормально и ничего не слышали. Паша даже задекларировал лозунг пофигизма: «Воспринимать все происходящее как должное». Не знаю, на счастье, или на беду, но я являюсь противником равнодушного образа жизни, видимо издержки коммунистического воспитания.

Как бы там ни было, а жизнь утром 28.06.2010г. налаживалась. Соседи извинились, небо было ясное, завтрак вкусный и даже море потеплело (правда, теперь приплыли медузы). Андрей немного послабил дисциплину, и мы вышли только часам к 11. Путь держали через «Золотой пляж» и вершину с загадочной «бочкой смерти» прямо на Балаклаву.

г. Аскети (Спилия)

Возраст, недосыпание и усталость видимо стали слишком явно во мне проявляться. Андрюша решительно забрал мой рюкзак, формально объявив, что боится, как бы я не сбежал на морском трамвайчике, который курсирует между Золотым пляжем и Балаклавой. И я налегке вынужденно плёлся в хвосте, иногда подбадривая Любашу, которая в очередной раз категорически отказалась поделиться своей ношей. На этот раз подъём оказался сложнее и продолжительнее предыдущих. Я понял — Андрей знал, что делал, ведь нести мой рюкзак намного легче, чем меня с рюкзаком.

подъём на Аскетиподъём на Аскети

С небольшим плутанием и несколькими привалами добрались до вершины, которая в полной мере оплатила наши усилия. Великолепная панорама береговой линии от Севастополя до м. Ай-я. Где-то в морской дымке угадывалась Турция. А Балаклава с бухтой, кораблями и гротами, казалось, была просто нарисована гениальным художником.

бочка смертивход в балаклавскую бухтуБалаклавская бухта

Осмотрели непонятные, но внушительные укрепления последней войны. Убедились, что цемент в течение 60 лет превращается в песок и даже железобетон разрушается. После непродолжительного отдыха отпустили Андрея назад к Анечке на «пляж», а сами приступили к так не полюбившемуся мне спуску.

спуск в Балаклаву

И хотя тропа была значительно положе и ровней своих предшественниц, коварный рюкзак, вновь воцарившийся на моей спине, пару раз заставил-таки меня прокатиться, как говорил А.Райкин: «На чём — на всём». На самом входе в Балаклаву нас встретил окультуренный родник, со скамеечками и столиком. Вот здесь-то и был достигнут верх блаженства. Замена кроссовок на пляжные тапочки, сухая одежда, неограниченное количество прохладной, хотя и не очень питьевой, воды, и всё это с ощущением достигнутой цели. Казалось бы, рядовые события, но на фоне потраченных усилий и полученных эмоций они превратились чуть ли не в смысл жизни. Сразу вспомнился старый коммунистический (неофициальный), лозунг – «заберите у человека всё, а потом отдайте половину и он будет счастлив». Из дальнейших событий запомнился традиционный прощальный салат из свежих овощей и брынзы со сметаной, замешенный в целлофановом пакете (кажется, вкуснее ничего не ел), распитая, прямо на привокзальной площади Севастополя, прощальная бутылка сухого вина и ещё одна бессонная ночь в поезде. На четвёртый день после приезда перестали болеть ноги, наконец-то выспался и попытался осмыслить все события. Вывод не однозначный: впечатлений выше крыши, спасибо Андрею за его настойчивость, но на ещё один подобный поход, видимо не рискну.

Комментарии

Добавить комментарий



Отзывы

Новости о клубе и наших походах

Наверх