Путь воина


Автор: Анна Коломиец.
Апрель-июнь 2010 года. Записано по впечатлениям похода Ялта-Балаклава.
Андрею Кравчику посвящается

Режиссёр выдал пистоли и мы разошлись к барьеру. Не было ни слов, ни мыслей. Только страх. Я постаралась сосредоточиться на ключевых моментах инструкции. Так, пистолет лёг в руку плотно и жёстко. Надо же, стреляю второй раз в жизни, а чувство одного целого с оружием уже приносит спокойствие. Стоп, не отвлекаться, не оценивать. Поднять пистолет. Выбрать свободный ход курка. Всё. Я готова.

­– Стоп, стоп, стоп!.. Этак вы друг друга поубиваете раньше времени. О чём вы думаете? Посмотрите вокруг, осознайте, где вы…

Я посмотрела. Красиво. Море с высоты горы Аскети, на которую мы забрались, кажется бескрайним… Вспомнились детские строчки – первый восторг от встречи с Морем: «Оно живое, как в сказке! Серебристые звуки погасают вдали… Море! В нём столько света и ласки, и вечного беспокойства всей неуснувшей Земли…». Точно! Рыбы, водоросли, крабы ­– всё это – единый организм. И его убивают, душат грязью городов… Море слишком прекрасно, оно должно жить! Лучше я убью их всех.

Я подняла пистолет, поймала противника на мушку.

– Стоп, стоп… Вспомните, куда и как вы пришли…

Да, у этой горы страшная история. В войну с неё сбрасывали пленных. Сволочи! Я вспомнила свои ощущения по дороге сюда. Шестидневный маршрут позволил испытать многое. Сначала – радость жизни в струях самого высокого в Крыму водопада, красота Таракташа и его причудливые зубцы. Разноцветье лугов на яйле и простор у её края, где можешь вдохнуть, кажется, весь мир… Тихий шелест вечерних волн на уединённом галечном пляже… Пока я шла к месту дуэли, я о ней не думала – слишком много было прекрасного вокруг. И только начав подниматься на эту самую гору с Бочкой Смерти на вершине, стала задыхаться от слёз. Ощущения огромного горя, потери, беспросветной тоски, конца всего… Я тогда отдёрнула себя – мол, нечего себя хоронить, нужно просто переиграть противника – и этот мир останется моим. А сейчас, стоя у края обрыва, я вдруг поняла, что это были не мои эмоции. Их оставили те, кто поднимался сюда в свой последний путь. Им пистолетов не выдавали, и они знали, что умрут, не имея шансов ни убить Зло, ни сохранить собственную жизнь.

По условиям игры мы – двое противников, пришедшие сюда для дуэли – видим друг в друге средоточие всего, что считаем злом. И должны попытаться справиться со злом. Или оно убьет нас.

Ну что же, пусть зло умрёт. Я рывком подняла пистолет, всё наконец-то понятно!

Режиссёр предостерегающе поднял руку и шагнул навстречу.

– Постойте! Путь воина – это не только смерть. Это ещё и жизнь, – и неопределённо мотнул головой в сторону Балаклавы.

И я вспомнила. Блики солнца в воде Балаклавской  бухты и на бортах бесчисленных лодок. Счастливые, радостные лица. Генуэзская крепость поодаль. Люди жили тут с давних времён, любили, растили детей. Смерть нужна для начала нового пути, но разве следует прерывать неоконченный путь? Мы привыкли думать, что зло нужно разрушить. А может быть, нужно просто создавать то, что нам кажется добром?

Я не буду стрелять в то, что считаю злом. Мой путь – создавать. А пистолет лучше выбросить.

– Пистоли, пожалуйста, верните. Вот так. Всем спасибо. Все свободны. У нас по плану посещение генуэзской крепости, обед по желанию там же или в Балаклаве.

Красивое смуглое лицо проводника казалось серым и бесконечно уставшим. И я подумала: ради чего он затеял всё это? Все эти недели переходов, дуэли, поиски Двери в зимнем тумане… Чтобы мы поняли? Чтобы мы жили?

Комментарии

Добавить комментарий



Отзывы

Новости о клубе и наших походах

Наверх