Я иду в поход для того, чтобы измениться


Женские впечатления о походе по Турции в октябре 2011.

…сейчас, когда я уютно сижу по-турецки на самом берегу Средиземного моря, в живописном местечке неподалёку от Анталии, всё произошедшее кажется удивительным сном. Впрочем, всё ещё не закончилось…

Вот уже больше трёх недель мы путешествуем по Турции. Первые две недели мне казалось фантастикой то, что мы здесь – в этом сказочном гранатово-инжирном краю, с его нереально чистым морем и безумно красивыми горами. А потом фантастикой стали дом в Украине и мечта увидеть детей…

В каждом походе я меняюсь, это и есть основная цель любого путешествия. Только эта цель оправдывала для меня месячное расставание с детьми. Потому что я понимаю, что их жизнь зависит не от того, что я дам им сегодня на завтрак. А от того, какие тараканы при этом бегают в моей голове. От того, каким я вижу мир и себя в мире. От того, для чего я живу. И, соответственно, от того, как я покажу, для чего и как жить им.

Поэтому постараюсь сосредоточиться не на красоте турецкой природы (хоть это и сложно!!), а на тех событиях, которые помогли мне измениться.

Третий день путешествия по Ликии. Деревня Гедельме. Поиски пещеры. Навстречу выходит очень пожилая женщина. Мы здороваемся по-турецки, ещё неуверенно – всего третий день в Турции. Женщина здоровается за руку и я удивляюсь тому, сколько живой силы, доброго тепла в её руке. Я невольно задерживаю её руку в своей, она делает движение навстречу, мы целуемся в обе щёки. Она невысокого роста, среднего телосложения, руки и лицо покрыты морщинами. Она не понимает по-английски. Но её глаза говорят о том, что смысл её жизни – любовь. Значит, для того, чтобы научиться любить, достаточно жить в затерянном в горах посёлке? Я ухожу, унося с собой её светлый образ и думая о том, что я сделала в жизни для того, чтобы мой взгляд когда-нибудь смог стать таким. И что ещё нужно сделать.

А ещё в этот день я увидела себя другой. Долгий затяжной подъём на высоту 1550 м порядком утомил, была даже комичная ситуация: я иду медленно, каждый шаг даётся с трудом. Андрей забирает у меня 2 л воды и… теперь он идёт так, как я шла только что. Со смехом мы выливаем 1 л воды, второй оставляем. Ура! Можно идти! Но всё равно мне кажется, что я уже ничего не могу хотеть, только ровного места для стоянки – и скинуть рюкзак. Ещё немного – и мы на большущей поляне в амфитеатре гор. Я, затаив дыхание, смотрю вокруг и… страстно мечтаю о листе бумаги и красках, чтобы поделиться своим чувством, которое нельзя ни описать, ни сфотографировать.

поход по Турции - женские впечатления

В нём и красота гор, каменистых осыпей и причудливых, нигде раньше не виданных деревьев; и одиночество пустого пастушьего домика; и невероятная тишина Природы, которой не бывает одиноко,… ну и, конечно, чисто человеческая радость от того, что тут – ровное место для стоянки 🙂 Красок я в поход не прихватила – я вообще-то не художник, а ботаник, т.е. обычно не столько восхищаюсь природой, сколько изучаю её, классифицируя по формальным признакам. Но у меня осталось твёрдое решение нарисовать свои чувства, когда я вернусь…

поход по Турции - женские впечатления

Восьмой день Ликии. Уже второй день – подумать только – я вижу море вдалеке и мечтаю снова в него окунуться. В Чирали провела в воде пару часов с небольшими перерывами, даже открыла для себя новый вид купания – хождение в толще воды. Она солёная, держит хорошо, и слегка приподниматься над водой, будучи в вертикальном положении, совсем не трудно. Это даёт возможность рассматривать рыб, плавающих в нескольких метрах подо мною. Потом я купила маску и трубку, и честно носила их с собой и на Эрджияс, и в Аладаглары… Зато сейчас они пришлись очень кстати – в нашем «тихом тереме с балконом на море», состоящем из палатки и двух пластиковых стульев.

поход по Турции - женские впечатленияпоход по Турции - женские впечатления

Сейчас я ныряю по утрам, перед отъездом в Анталию, и иногда ещё вечером, если возвращаемся до темноты… Ещё ни один местный житель, проезжающий мимо пляжа, не проехал без приветствия! Некоторые выходят из машин и пытаются знакомиться. Наверное, мы для них выглядим купающимися в проруби. Они говорят: «Купаться нельзя! Холодно! Вода холодная!» (+24 С). Где-то читала, что для оптимального развития человек должен чередовать периоды высокой активности и «спячки». В Украине я в октябре тоже не купаюсь (холодно!), хотя ледяное купание летом в истоках Прута возле вершины Говерлы очень даже люблю.

Так вот, восьмой день Ликии. Моя страсть к морю толкнула меня на то, чтобы оставить уставшего Андрея с тяжёлым рюкзаком (он забрал у меня часть веса, потому что тропа была нелёгкой и жаркой, а воды не было) и пуститься на поиски пляжа, который по описанию должен был быть где-то впереди. По договорённости, я буду купаться и ждать Андрея там. Конечно, ближайший поворот к морю тут же свёл меня с ума, я забыла о том, чтобы проверять наличие маркеров, и помчалась купаться в скалах. Насладившись живописными обрастаниями на подводных камнях – тут было даже что-то похожее на кораллы, розовое и очень красивое – я немного пришла в себя. Что-то было не так, красота моря больше не радовала. Звоню Андрею. Оказывается, мы потерялись! Его справедливое возмущение меня совсем расстроило, и на вечерней стоянке я сидела у кромки прибоя и горько плакала. Оказывается, я себя совсем не знаю! Я-то думала, что не брошу друга, которому трудно. Я-то думала, что способна признать и принять свои ошибки. Ну прямо как пел Владимир Семёнович: «Кто здесь не бывал […] тот сам себя не испытал»! Теперь я заново знакомлюсь с собой. И у меня есть возможность измениться, пока ничего особо трагического, кажется, не произошло. Ради этого стоило отправиться в путешествие! Потом я плакала от того, что прощаюсь с Морем. Что я никогда уже не буду хотеть его так сильно – так сильно, чтобы забыть обо всём. И, хочется верить, никакое другое удовольствие уже не заставит меня бросить своих близких где-то на тропе жизни. Даже если можно себя убедить в том, что ничего плохого не происходит. Ну что ж, здравствуй, новая я!

День 14-15. Эрджияс.

Вулкан, спящий уже 2 тысячи лет, возвышался над всеми горами, равнинами, городами и селениями – насколько хватало глаз. И я в очередной раз удивилась тому, какой он огромный. Нереально, невозможно огромный. Неужели нам предстоит забраться на него? Окинув гору мечтательным взглядом, я проговорила про себя с интонацией влюблённого: «О, Эрджияс, Эрджияс!». К вечеру мы добрались до уровня 2850 м и поставили палатку.

поход по Турции - женские впечатления

Трудно оценить расстояния, кажется, что всё почти рядом – тут только скалы и камни, и нет объектов, высоту которых знаешь. Я сделала попытку подняться на ближайший гребень (как выяснилось впоследствии, на стенку кратера). По мере подъёма пейзаж вокруг менялся, и вскоре ложбинка, в которой стояла наша палатка, стала одной из многих таких же, а тёмно-зелёная палатка постепенно превращалась в один из хаотично разбросанных вокруг камней. Налетели облака, и я поспешила вернуться к палатке.

Ночью мне снились дети. Как-то по-особенному трогательно и счастливо.

Утро. Крутой подъём, местами снег, местами камни, местами мягкая земля осыпается под ногами. Ветер всё сильнее, временами нас окутывают облака, и вскоре уносятся куда-то вдаль. Сколько раз я смотрела снизу на вершину в облаках! Неужели мы уже тут? Очень красиво. Белый-белый снег, чёрные острые скалы и синее небо. Крутые склоны по обеим сторонам тропы уходят на сотни метров – или километр, или больше? – вниз. Мы идём по верхней кромке стенки кратера. Внизу видно несколько других, побочных кратеров. И потоки застывшей лавы. И дальше – множество селений и несколько крупных городов. И всё это видно одновременно. Так вот как выглядит мир «с высоты птичьего полёта»? И горный воздух! Каждый вдох – это ощущение такой чистоты и свежести, какую мне никогда не приходилось испытать. Особенно в тот момент, когда мы в облаке.

поход по Турции - женские впечатленияпоход по Турции - женские впечатления

Необычайная красота и лёгкое замирание сердца от того, что мы забрались сюда. Ловлю себя на том, что все время чувствую детей. Я очень скучала по ним во время всего путешествия, но сегодня они как-то особенно дороги и нужны мне. Мне очень хорошо, и вместе с тем нарастает щемящая грусть. Здесь прекрасно, но мысленно я всё больше стремлюсь к детям. Некоторое время иду, прислушиваясь к своим ощущениям. А что они означают? Что дети для меня – главная опора? Но, кажется, так не должно быть. Основные мировые религии говорят о том, что главной опорой должен быть Творец, и к нему следует стремиться в первую очередь. А если мы находим кого-то вместо Него, то теряем связь с Ним – так, как теряем проводника в неизвестном мире, полном опасностей. Что же делать? Начинаю потихоньку переносить точку опоры. «Отец, я люблю тебя!». Сначала это только слова, за ними нет чувства. Чувство обращено к детям. Сосредотачиваюсь, и постепенно отклик появляется, чувство к Творцу становится реальным и ярким. А отчаянное желание увидеть детей сменяется лёгким и радостным пожеланием-приветом им. Ну вот, кажется, теперь всё в порядке.

Между тем мы добрались до необычайно тихой и уютной площадки, выложенной по периметру камнями. Отсюда открывался прекрасный вид на все уцелевшие стенки кратера вулкана. Согретые солнышком, мы обедали и восхищённо смотрели на мир внизу – как же много селений и городов видно одновременно, как же высоко мы забрались… Под нами проносятся негустые, полупрозрачные облака. Вокруг нас – только небо и та особая тишина, какая бывает высоко в горах. Это восхождение похоже на добрую сказку, на праздник!

А дальше тропа резко изменилась, вернее, исчезла. Едва мы покинули нашу уютную площадку, ледяной ветер не заставил себя ждать. Мы пробирались по верхней кромке кратера, пытаясь угадать, куда идти дальше. Похоже, нужно обходить скалу, преградившую путь. Идти по осыпи вниз и вбок было не очень удобно и очень страшно. Контраст между уютом обеда и жёсткостью дальнейшего пути был таким неожиданным, что меня охватила паника. Она отнимала силы, каждый шаг давался огромным трудом. Только следы, оставленные Андреем на снегу, были спасением. Я шла, словно держась за них. Дальше – небольшой перелаз через скалу. Пару метров, но в случае неудачи вниз катиться, может быть, километр. Андрей перелез, я – вслед за ним. В панике и мыслей никаких нет, только сосредоточенность на каждом движении и вера в то, что всё будет так, как должно быть. Небольшой передых и очередная безуспешная попытка восстановить внутреннее равновесие. Дальше – продолжение траверса, но уже вверх. Это не так страшно – видишь перед собой вершину, а не километры внизу. Но силы почти закончились. Время от времени падаю, опираясь на руки – благо, склон такой крутой, что падать не высоко:) Появляется непреодолимое желание снять перчатки, несмотря на ледяной ветер. «Это для того, чтобы не намокли в снегу», – так объясняю я это себе. А то идти обратно будет холодно…

Андрей то и дело останавливается, чтобы подождать меня. Мне очень хочется дойти до вершины, но времени у нас немного. Из-за моей черепашьей скорости нам, возможно, придётся повернуть назад только потому, что мы рискуем не успеть засветло вернуться в лагерь – а по этим осыпям с километровыми склонами в темноте лучше не ходить. Предлагаю Андрею идти дальше самому, а я подожду его здесь. На открытом склоне потеряться сложно, да и следы на снегу видны. На мгновение он замирает, потом говорит, что время ещё есть. И я вдруг чувствую такую радость и благодарность к нему, что словно просыпаюсь – и начинаю изо всех сил думать, как мне увеличить скорость. И тут-то понимаю, что не ставила себе задачу дойти. Чтобы не было разочарования, говорила себе и Андрею: дойдём, куда сможем – не обязательно до вершины, зато будет сделана разведка, и в следующий раз мы придём более подготовленными. Вот мой организм и начал искать пути отступления, как только стало трудно… Ну что ж, ставим задачу! Только вперёд, идти без вариантов! И сразу становится легко. Конечно, вприпрыжку я не побежала – крутой подъём никто не отменил – но скорость увеличилась заметно, и, главное, исчез страх и как будто даже усталость отступила. Вот тормоз, почему же я раньше этого не сделала? Сколько времени потеряно! Выбираюсь на кромку кратера, смотрю, у Андрея взгляд какой-то необычный. Он говорит: «Ну, вот и вершина. Иди, я буду снимать на видео». А я уже так привыкла идти, что в первый момент удивилась – как, уже вершина??? Мы дошли??? Я позирую, и, пока Андрей упаковывает фотоаппарат, продолжаю идти вперёд. Небольшой спуск, и я, конечно, поскальзываюсь на льду, который прячется под снегом. И – надо же – прямо под руками оказываются два небольших каменных выступа, покрытых льдом. Как здорово, что я без перчаток! Лёд крошится в пальцах, я цепляюсь за эти камни и первым делом кричу: «Андрюша, помоги!», стараясь, чтобы голос был с ноткой истерики, и стало понятно, что помогать надо быстро. Но изо всех сил кричать не решаюсь – силы-то мне ещё понадобятся. Потом смотрю вниз. Ого! До ближайших скал внизу спуск крутой, успею набрать инерцию и не факт, что на этих скалах задержусь. И как потом оттуда вылезать, тоже не понятно – ни ледоруба, ни верёвки у нас нет. Ну а если не задержусь, то вниз, может быть, тот самый километр… С внутренней стороны кратера, а там почти вертикальная стенка. Блин, ведь только что всё было хорошо! Да нет же, всё и сейчас хорошо! Как красиво вокруг! Просто мне не повезло… Отчётливо помню это восхищение окружающей красотой и то, что настроение у меня ничуть не испортилось. Ну ладно, падать некуда (в том смысле, что ничего хорошего там не светит), надо выбираться, и быстро, пока не устала и пока Андрей не пришёл – ему ведь и зацепиться тут не за что, чтобы меня вытащить. А мне не во что упереться ногами, так что обе руки мне нужны. «Надеемся только на крепость рук…» – конечно, эти слова Владимира Высоцкого я вспомнила уже потом. А тогда все мысли были строго по-делу и очень быстрые. Вот где начинается настоящая жизнь? Ага, помню, в дюльферном походе перелазила боком по стенке, чтобы не угодить в водопад. Правда, тогда меня держали на страховке… Но тело запомнило, что нужно делать, а месяц занятий йогой уже дал кое-какие результаты и позволил быстро сгруппироваться. Немного усилий – но изо всех сил, на следующий день всё тело было деревянным – и вот я уже в безопасности. Стою на коленках, тут Андрей появляется из-за пригорка, смотрит с улыбкой – ты чего, мол. Он моего крика о помощи не услышал – к счастью! Объясняю и тут же требую, чтобы он на саму вершину идти и не думал, тем более, что там выше на несколько метров всего. Какой там, кто меня слушает! Андрей идёт точно по верхушке острого гребня, как по верёвке, и всё хорошо, хотя и скользко. Я снимаю на видео и фотографирую, а потом, вдохновлённая его примером, тоже перебираюсь, правда, медленно и осторожно. И тихо выдыхаю: «Ну, здравствуй, Эрджияс!». Андрей спрашивает интервью для видео, я со слезами на глазах бормочу что-то вроде «так хорошо, что нет слов». Опять Владимир Семёнович правду спел: «Весь мир на ладони, ты счастлив и нем, и только немного завидуешь тем, другим – у которых вершина ещё впереди!».

поход по Турции - женские впечатления

Андрей говорит с лёгкой улыбкой: «Ну, теперь осталось спуститься». И я понимаю, что расслабляться рано. Путь до нашей уютной смотровой площадки был хотя и нелёгким, но уже без паники, что сильно облегчило задачу. Ну а после второго обеда и отдыха я шла уже в прогулочном режиме – в смысле без крайнего напряжения, любуясь видами внизу – по дороге назад они совсем не такие, как по дороге вперёд – и неспешно размышляя о своих сегодняшних открытиях. О том, что смерть – это не состояние, а точка перехода. И что она всегда рядом и зависит не от внешних обстоятельств, а от нашего внутреннего состояния. Посему бесполезно «подстилать соломку» и пытаться перестраховаться, если мой внутренний мир не в порядке настолько, что утеряна связь с Отцом. Что бессмысленно и даже вредно волноваться о близких, вместо этого нужно стремиться к контакту с Отцом. Ведь мы и наши близкие – одно целое, и, если для нас единство с Богом станет главной целью в жизни, то нашим близким тоже будет легче пройти свои уроки.

поход по Турции - женские впечатления

Ещё я думала о том, что больше у меня не возникнет желания послать всё к чертям и уйти, когда что-то не получается. Я изменилась, сильно изменилась. Я буду искать варианты и пробовать их до тех пор, пока проблема не разрешится.

Что теперь я, пожалуй, могу прийти в мечеть. Мне очень хотелось этого с самого момента приезда в Турцию, но казалось, что мои чувства слишком ориентированы на привязанность к этому миру, и нести их в храм другой веры, будучи в гостях, как-то не очень прилично. А теперь что-то изменилось. То, что было мне дорого, стало, кажется, ещё дороже. Но болезненное «цепляние» за это куда-то исчезло. Я научилась любить жизнь и перестала так бояться её потерять.

Что больше не будет у меня легкомысленного обращения ни к Эрджиясу, ни к каким-либо другим горам. Теперь я обращаюсь к нему так: «Учитель Эрджияс».

В Аладагларах я научилась засыпать вечером с чувством благодарности. Давно мечтала научиться так засыпать, но в условиях городского комфорта и иллюзии безопасности я не могла понять, за что же благодарить – ведь в жизни куча недостатков. А теперь всё стало понятно. За то, что мы в палатке, не промокли под дождём или смогли обсушиться, попили, поели. Я хотела научиться просыпаться по утрам с чувством благодарности – так, чтобы оно просыпалось в тот момент, когда ум ещё охвачен дрёмой, есть только эмоции. Но я не могла понять, за что благодарить ­– день-то ещё не начался, и ничего не произошло. А в Аладагларах получилось! Когда вечером мы оказались в красивой, но опасно холодной котловине на высоте 2900 м, я остановилась ненадолго передохнуть. Ледяной ветер, казалось, продувал насквозь, но холод почему-то не был неприятным. Стало хорошо и даже уютно, захотелось присесть и чуток посидеть, расслабиться, отдохнуть. Интересно, это отсюда пошло выражение «расхолаживает»? Я всегда ему удивлялась: ведь если холодно, то хочется, наоборот, быстро бегать и греться… Оказалось, это если холодно. А если «расхолаживает», то никуда бежать не хочется, хочется сесть и отдыхать… Тогда мы ещё были увлечены идеей найти тут перевал через горную гряду и спуск по другую её сторону. Я предложила искать до темноты, а потом поставить палатку прямо тут, в котловине. Андрей посмотрел на меня, как на сумасшедшую, и сказал, что на поиски у нас максимум час, а потом спуск на стоянку на уровне 2520 м – как угодно, с фонариками, но идти. Ладно, в походе капитан один, я не спорю. Тем более, что вскоре стало понятно, что перевала через горы тут нет. Мы спустились на эту самую стоянку ещё засветло. А утром раньше меня проснулось чувство благодарности – за то, что утро наступило для нас.

поход по Турции - женские впечатления

И потом эти чувства уже не терялись. Я привезла их с собой в Киев и часто, проснувшись ночью, переживаю их снова – а в суматохе дня о них забываю. В Турции ритуал намаза помогал – вот это классное изобретение! На несколько минут отключиться от всех своих задач и поискать контакта с Творцом – ведь это так просто! Если удалось, то появляется чувство обновлённости, притока сил, словно только что проснулся утром, хорошо выспавшись. Подумать только, раньше я была уверена, что это на редкость изощрённое издевательство над населением – заставлять людей всё бросать и молиться несколько раз в день! За время пребывания в Турции у меня выработался условный рефлекс, и при первых звуках намаза эмоция молитвы отстраивалась автоматически. Без слов, только чувство. Как же мне не хватает намаза по возвращении в Киев! День кажется скомканным и почему-то более коротким, и вечерняя усталость чувствуется гораздо сильнее, хотя нагрузки несравненно меньше…

В Анталии я, наконец, пришла в мечеть. С некоторой робостью. И была удивлена пустотой – почти полным отсутствием предметов, запахов, каких-либо ощущений… Может быть, это потому, что я была на территории «для туристов»? Она была отгорожена от территории молящихся ленточкой. Тем не менее, я опустилась на колени так, как это делали несколько мужчин неподалёку… И постаралась сосредоточиться на поиске контакта с Творцом. Для меня это эмоция, которую можно было бы выразить словами как «Господи, я люблю тебя!». И сразу же почувствовала такой отклик любви и радости, что перехватило дыхание. В Украине только в одном месте – в Манявском скиту в Ивано-Франковской области, два года назад – я испытала подобное. Выйдя из мечети, я унесла с собой это чувство огромного счастья, и сейчас ещё воспоминание о нём согревает меня.

поход по Турции - женские впечатления

А ещё в Анталии интереснейший музей. Мраморные скульптуры греческих богов, правителей и просто людей, живших когда-то, поразили меня своим совершенством. Они были абсолютно гармоничны. Я не могла оторвать от них взгляд, и вместе с тем что-то было не так… Я вспомнила, как мне посчастливилось увидеть год назад в Киеве выставку скульптур французского импрессиониста Эдгара Дега. Его фигуры отнюдь не являли собой совершенных людей или богов, но они были живые. В каждой – мир эмоций, мир живого человека. Почему у мраморных античных скульптур этого не было? Потому что в те давние времена ещё не существовало такого направления в искусстве, как импрессионизм, и принято было изображать лишь внешнюю форму? Или потому, что в том мире, где они жили, главным была эта физическая форма, и все стремились к абсолютному её совершенству, игнорируя эмоции? Это осталось загадкой для меня.

поход по Турции - женские впечатленияпоход по Турции - женские впечатленияпоход по Турции - женские впечатления

Конечно же, мне хочется ещё поехать в Турцию. Сильнее всего – в Аладаглары. Не только потому, что они не полностью разведаны. Есть в них такая неизъяснимая красота, в которой хочется бывать ещё и ещё. Не могу представить себе, чтобы они мне надоели… Ну, жизнь покажет.

17 ноября 2011 г. Киев.

Подробные отчёты о нашем путешествии в изложении моего мужа Андрея читайте здесь

Видео из похода по горной Турции — Ликия (первые 9 дней нашего путешествия):

Видео из похода по горной Турции — Каппадокия, Эрджияс и Аладаглары:

Комментарии

  1. Автор: Сергей К| 18.11.2011 | Ответить

    Классно ЭмоциональноЗадеваетЗаставляет думатьТакую статью можно и в журнал направить

  2. Автор: Юлия Ф| 18.11.2011 | Ответить

    Спасибо большое, прочитала на одном дыхании! Написано очень литературно. Очень интересно сравнивать впечатления Ани и Андрея и наблюдать различия мужского и женского восприятия:)

  3. Очень по-женски. Отзыв наполнен эмоциями и чувствами, которые может пережить только женщина. Страх и радость, слезы и ощущения победы над собой. Это здорово.

  4. Автор: лена| 18.11.2011 | Ответить

    Анюта, спасибо!Классно. Мне, конечно, как женщине, близки твои эмоциональные заметки (или: заметки об эмоциях). И — вместе с текстом Андрея — то, что надо. Согласна, из путешествий нужно приезжать измененной. Иначе, зачем и ездить?! Эмоции тоже нужны, но на этом пусть мужчины больше зацикливаются: ведь в обычной жизни им трудно расслабиться… А женщина и без этого очень эмоциональна)))

Добавить комментарий



Отзывы

Новости о клубе и наших походах

Наверх